Соционика, или кухня 16 «скелетов»

Вполне возможно, что кто-то из вас становился участником такого диалога:
– Девушка, вы какой знак Зодиака?
– Э, ну, Рыбы.
– Ой-ой, как жаль, но вы нам не подходите! У нас в коллективе две Девы, Козерог, главбух – та вообще Овен, а шеф – Лев. А я – Стрелец, не перевариваю Рыб. До свидания. Но желаю Вам удач на следующей работе…
Или такого:
– Ты мне нравишься, безусловно, но с парнями по имени Алексей у меня никогда не складывалось. Прости, Леша. Мне нужно искать Александра или Игоря. Ах!
– О, ну я так и знал, что все Наташки – истерички!
Или, как вариант:
– Господа, блондинка за рулем. Что делать будем?
– Как что? Останавливаемся и ждем, пока она одолеет поворот. Любопытно, черт возьми, в кого она врежется: в шестерку или в тот крутой мерин?

А ведь такие ситуации – не редкость. Как с писаной торбой, люди носятся с пустым ведром, черной кошкой, знаками Зодиака, сочетаемостью имен, цветом волос, длиной пальцев, объемом груди и талии, ну, и толщиной кошелька, вестимо. Если последнее в нашем материальном мире еще понятно, то сочетаемость имен или модельные параметры – уже смешно. Сегодня эти параметры одни, завтра – другие, а позавчера были третьими. Сегодня пруд пруди Татьян, Оль, Лен и Кать, а ведь условно вчера были в почете Агриппины, Авдотьи, Меланьи и Ефросиньи. Точно так же вчера не счесть было Саш, Коль и Сереж, завтра же войдут в моду Иваны, Богданы, Симоны и Добрыни. И все сегодняшние списки совместимости окажутся бесполезными. А уж сколько лет, – нет, что там лет? – столетий! –

зарабатывают на доверчивости других астрологи и предсказатели!
Нет, все это пора отбросить. Мы такие не потому, что родились под такой-то звездой, не потому, что родители назвали нас в честь любимых футболистов и героинь мыльных опер, нет! Не стоит напоминать, что мы все разные в силу набора генов, темперамента, происхождения, в конце концов. И все-таки, все мы в чем-то похожи, не только в ключе телесного подобия. Если присмотреться, то у многих людей взгляды совпадают на все 100%, у кого-то – радикально противоположные, у кого-то совпадают только по одному критерию, у кого-то – только по одному расходятся. Конечно, можно воспользоваться шаблонами: «Ах, мы, Весы, такие нерешительные…или решительные?», «Хуже женщины за рулем может быть только женщина-блондинка» или «Если носить жемчуг – можно похудеть», но в наш век это звучит ересь ересью.

fotofotofotofotofotofotofotofoto

Спасать людей от заблуждений Средневековья вызвались сразу несколько наук, например: биохимия, генетика, психология. Каждая наука пляшет от своей печки, у каждой – свои базовые величины, и каждая с высокой степенью достоверности разложит современного человека по полочкам. Однако, специализированный язык каждой из наук мало кому понятен: то, что понятно генетику, может быть непонятно психологу, то, что естественно для психолога, биохимику покажется всего лишь любопытной теорией, а спор между представителями наук естественных и вполне себе точных может закончиться в лучших традициях непрофессиональных боевых искусств волосотягательного направления. И вот тут-то на сцену выходит ученая дама, имя которой Соционика.

Кто же эта дама в вуали?

Соционика – это наука, которая изучает информационную психологию общения, в подробностях прослеживает процесс обмена информацией между человеком и внешним миром, дотошно выясняет, как люди воспринимают, перерабатывают и делятся информацией. Соционика установила, что существует 16 типов личности, и, чтобы не быть голословной, описала еще и отношения между каждым из типов. Знание достоинств и недостатков своего типа многим помогает сориентироваться и обрести свою коммуникативную среду.
В качестве краткого экскурса в историю – пару слов о людях, которые вывели новую науку в люди. Основателем можно считать Карла Юнга, который первым разделил людей на типы. Конечно, не на блондинов и брюнетов, а по типу установки: на интровертов и экстравертов. Следующими он выделил 4 типа функций психики: мышление, ощущение, эмоции и интуицию. Господство одной из функций определяет тип личности: мыслительный, сенсорный, эмоциональный или интуитивный.

Дальше Юнг выделил рационалов и иррационалов. Кто они такие и с чем их едят?

Существует категория людей, которые уделяют много времени размышлениям, во всех своих действиях они руководствуются разумом. Полной противоположностью им являются люди, пренебрегающие любыми разумными выкладками, их действия подчиняются влиянию эмоционального фактора. Что логические выкладки, что чувства, на которых строятся взаимоотношения с миром, для этих людей безусловны. Поэтому Юнг отнес обе категории к рационалам.
У иррационалов твердой уверенности в правоте логики и этических установок нет. Для них, в свою очередь, имеют вес сенсорные или интуитивные ощущения. Сенсорность – это осознанное восприятие с помощью наших органов чувств, а интуиция – восприятие через бессознательное.
Заметим, что этика – это антипод логике, а сенсорность – антипод интуиции.
Итак, имеем 4 дихотомии – пары взаимоисключающих признаков психики:

  • Интроверсия – Экстраверсия
  • Рационал – Иррационал
  • Логика – Этика
  • Сенсорика – Интуиция

Кроме доминирующей функции, Юнг выделил еще и дополнительную. Например, у человека развита логика, он деятелен, всегда следует четко намеченному плану. Вместе с тем он придает чрезмерное значение комфорту вокруг себя. Следовательно, дополнительной функцией его психики является сенсорность. Деление на экстравертов и интровертов дает два типа личности: логико-сенсорный экстраверт (ЛСЭ или «Штирлиц») и логико-сенсорный интроверт (ЛЭИ или «Максим Горький»).
На этом дело Юнга «зависло». Четкая система типирования давала только промежуточный результат: определяла тип психики. Все равно что определить знак Зодиака по дате рождения. И лишь 50 лет спустя результаты исследования Карла Юнга нашли нового приспешника, положившего начало бурному развитию соционики, – литовского исследователя Аушру Аугустинавичюте. Аушра сформулировала систему интертипных отношений и вывела базовые законы коммуникации.
Вполне закономерно, что у человека, незнакомого с соционикой, возникнет 1000 и 1 вопрос: «Скажи-ка, дядя, правда ль это, что типов психики – шестнадцать? А коль 16 их, втолкуй: как получилось, что так мало? Нас, дядя, много – 6 милльярдов, а все мы разные, ага!»
Да, типов 16. Если быть точнее – есть 16 скелетов, костяков, которые вырисовываются при выделении в человеке доминирующей и дополнительной функций. Но функций на самом деле больше, только их приоритетность не так высока, они практически не влияют на то, как человек воспринимает или передает информационный сигнал. Кроме того, различия между людьми обуславливаются и наследственностью, и культурой воспитания, и социальной средой, и этнической принадлежностью, и еще целой уймой факторов. Вот почему и возникает ложное чувство, что мы все разные. Вместе с тем, принадлежность к какому либо соционическому типу не лишает человека права на индивидуальность!
Теперь о самом интересном: как определить свой тип?
Это можно сделать несколькими путями:

  1. самый простой: пройти типирование у опытного соционика;
  2. «золотая середина»: пройти десятка два разных тестов, предлагаемых на соционических сайтах или в специализированной литературе, и считать наиболее часто получаемый результат условно своим типом;
  3. самый сложный: взять в руки работы А. Аугустинавичюте, В. Ермака, В. Гуленко или что в руки попадется из работ авторитетных социоников, и штудировать, штудировать, штудировать…

Впрочем, узнать, какая у вас установка психики несложно. Если вам легче решать проблемы других, если вас хлебом не корми, а дай пообщаться с другими, если для вас день не был информационно насыщен, то он прошел зря, – вы экстраверт. Если вы держитесь особняком в незнакомой компании, если проанализировать свои поступки легче, чем понять действия других, не любите неожиданностей и в работе всегда стремитесь к обособленности – вы, пожалуй, интроверт. Есть интроверты с повадками экстравертов, есть экстраверты с замашками интровертов, но эти спорные случаи, как правило, редки.

fotofotofotofotofotofotofotofoto

Теперь давайте попробуем установить, сенсорик вы или интуит. Сенсорики живут здесь и сейчас, им чуждо ничегонеделанье, они уверены в себе – или хотя бы в том, в чем являются профи, хорошо ориентируются в пространстве, людей воспринимают скорее как внешнюю оболочку, а лишь потом вникают в «начинку». При этом он будет искать в начинке только то, что может быть полезным. Увы, для сенсорика время менее абсолютно, чем пространство, и о том, что пригорела каша, он догадается по запаху, отнюдь не по показаниям часов. Очень ценит конкретность, его легко довести до белого каления неточностями, например, «еще чуть-чуть вправо, ой, нет, влево, ой, нет, все же вправо», или «посоли суп так, ну, чтобы чувствовалось, что он соленый, но чтобы не очень». Интуит же такое распоряжение выполнит в точности. Для интуита день сегодняшний – еще одна метка в вечности, в которую он так любит заглядывать, его мало интересует окружающая среда, разве что «волею судеб» – на языке сенсориков это звучит как «споткнувшись» - ему предстоит опробовать асфальт на жесткость. Но даже если он упал, и асфальт таки да, жесткий, он вполне может этого не заметить, будучи занятым обдумыванием интереснейшего научного эксперимента. Интуит ничего не воспринимает на веру, и состояние нерешительности – большей или меньшей – для него нормальное. Вместе с тем, он информационный полиглот, однако, его знания мало пригодны, так как часто носят чисто теоретических характер. В человеке сразу же ищет «изюминку в начинке», и может обидеться как ребенок, если ее не окажется. В принципе, вопрос о том, кто вы, интуит или сенсорик, проще решить, взвесив два высказывания: «Нет секса без любви!» или «Какая-такая любовь без секса?!». Первое высказывание характерно для интуита, второе – с головой выдаст сенсорика.
Подошла очередь определиться, этик вы или логик. Пожалуй, это самое простое. Логик всегда действует в интересах закона и порядка, по крайней мере тех, которые приняты в его координатной плоскости. Любит наблюдать мир, анализировать и делать выводы, которыми делится охотно, в отличие от чувств и эмоций. Он с почтением и обожанием относится к формулам, да и вообще ко всему, что имеет четкую логическую структуру. Логик в своих действиях руководствуется критериями «глупо-разумно» и «правильно-неправильно». Этик же с точностью до наоборот повторяет действия своего антипода: руководствуется критериями «честно-нечестно» и «хорошо-плохо», умеет и манипулирует людьми, играя на личных отношениях, шарахается от суровой правды жизни и понятия не имеет, как сложить кубик-рубик. Пожалуй, последнее у него могло бы получиться, и он даже наметит себе где-то в планах – «собрать кубик-рубик» – но вряд ли дело зайдет дальше планов, ибо любовь не любовится, ссоры не поссорены, концерты по заявкам не проконцерчены. Всю свою энергию этик направляет на разбор человеческих эмоций и страстей, великолепно чувствует слабые и сильные стороны личности, чтит исключительно этический кодекс чести, в котором всего два раздела: «Это совершай из симпатии» и «Это нужно делать из антипатии».
Для того, чтобы разобраться, рационал вы или иррационал, тоже сушить голову не надо. Рационал работоспособен при любых обстоятельствах, ему несвойственна резкая смена настроений, и уж тем более – ломаный график труда. Дисциплина – это святое, пунктуальность – навязчивый пунктик. Именно они додумались до выражения «Точность – вежливость королей», нейтрализуя таким образом протесты иррационалов, которым весьма непросто сделать что-то вовремя или хотя бы довести до конца. Иррационалы, в свою очередь, придумали «Кесарю – кесарево» и перестали так болезненно реагировать на упреки в свой адрес. Рационал способен продумать свои действия до мельчайших подробностей и идти к конечной цели с завидным упорством. Иррационал проявляет завидное упорство только в маниакальном желании пройти тот же путь, но у него на пути почему-то всегда появляются до боли знакомые камешки: «Туда-то пойдешь – то-то найдешь, туда-то пойдешь – ничего не найдешь, а по тому-то пойти пошел бы рационал, так что ты туда не ходи, а то снег на башка…» И ему хотелось бы пойти по всем трем путям, но, моросящий дождик или неважное настроение вполне может заставить его завернуть домой. Впрочем, это не гарантирует, что по дороге домой откуда ни возьмись возникнет другой, столь же интересный камешек.
На этот раз, любознательные читатели, все. О том, что дает вам знание своего соционического типа – читайте в следующем номере.
Вема Маломуж

Номер журнала:

Разделы: