Миротворец в Ираке – специальный репортаж

foto
Сегодня мало чем можно удивить обычного жителя Кировограда. И стоит ли? Ведь правило старо, как мир – не сделаешь этого сам, этого не сделают и для тебя! А то интервью, которое нам удалось взять у Сергея, побывавшего с миротворческой миссией в Ираке, мы сделали скорей для себя – очень уж хотелось острых ощущений!
– Сергей, как у тебя обстояли дела с острыми ощущениями, пока ты был в Ираке?
– (недоумевает!)
О каких, мол, острых ощущениях вы здесь говорите – это служба, а миссия в Ираке – это один из многочисленных ее аспектов. И все же, как там все было?
– (улыбается!) Я там пробыл 11 месяцев, и все это время было чем заняться! Нашей задачей было охранять 28 деревень и подходы к ним. Помимо украинцев там были американцы и поляки и сами арабы, которых мы и защищали.
– От кого если не секрет?
– От наемников, которые не были согласны с выбором Кувейта.
Нужно сказать, что в момент пребывания Сергея в Ираке происходило задержание Садама Хусейна, а украино-польские войска являлись

вторым кольцом защиты после самих американцев, за помощью к которым и обратилась страна Кувейт. Приходилось быть все время начеку, учитывая еще и тот факт, что в стране меняли валюту – «нам было чего остерегаться. Помимо охраны банка в наши задачи входило еще и сопровождать американских, французских, немецких строителей и инженеров, которые прибыли для того, чтобы отстраивать города – школы, садики, жилые дома».foto
– А как сами арабы? Как они к вам были настроены?
– Это интересный вопрос! Вообще то они очень странные люди, днем ты с ними разговариваешь, руку пожимаешь, обсуждаешь какие то насущные для них вопросы, а вечером реально он может достать автомат и стрелять тебе вслед Но не все такие. В списке наших задач числились постоянные зачистки (проверки). Мы проверяли население на наличие боеприпасов и оружие, обращали внимание на наличие посторонних лиц на территории селений. Иногда сами местные были обеспокоены тем, что кто то не свой появился в ауле и просили нас обратить на это внимание. В нашем полку служили некоторые мужчины из местного населения. Не то, чтобы служили, но благодаря им многие из нас вернулись домой живыми и здоровыми. А если дать какую то характеристику их народу, скажу так – они какие то дикие и без оружия ни на шаг. И дело не в том, что у них сложное, военное время – просто, если ты без ружья или автомата – ты не мужик, и с этим было очень сложно бороться.
– А женщины? Какие они арабские женщины?
– (с удивлением!) А мы их видели???
– А как дело обстояло с насекомыми и змеями???
– Еще проще! В этом вопросе мы – украинцы, показали себя с самой привлекательной стороны. В отличие от польских и американских военных лагерей, мы очистили свою территорию от змей в первые две недели. Американцы же каждый раз собирали целый консилиум и поднимали на нем вопрос: «Что нам делать с этой живностью?». Поляки, так те вообще неженки: мозоль натер и все, везите меня в госпиталь или еще лучше домой! В Ираке было сложно потому, что это был не отдых за границей а территория, на которой воюют люди, но мне там понравилось, и в конце концов я за этим туда и ехал.
– А вот еще один очень интересный вопрос, который у всех на устах: все из-за денег?
– (не улыбается, но с пониманием! Так смотрят родители на своего подрастающего ребенка.) Деньги мы, конечно, заработали, но я бы сказал, что этот факт как убедительная причина в моем списке приоритетов стоял даже не на третьем месте. Может быть, и я вам покажусь немного диким, но мне реально хотелось какого- то не слабого движения. Мне, действительно, хотелось попасть куда - то, где стреляют и есть угроза для жизни. У военных это встречается, ведь когда их учат сражаться и выживать при любых условиях, приходит время и тебе хочется испробовать себя в реальной заварушке.